Как представители режима Ислама Каримова год за годом грубо нарушают законы Республики Узбекистан

 

 

В условиях отсутствия справедливости и правосудия

государство превращается в шайку разбойников.

Августин Аврелий

 

Работает или все же не работает 49-я глава Уголовно-процессуального

Кодекса Республики Узбекистан?

 

Составляющее содержание Главы 49 Уголовно-процессуального кодекса Республики Узбекистан (УПК РУз), называемое Назначение уголовного дела к судебному разбирательству, не является изобретением узбекского правосудия, а заимствовано из европейской юриспруденции, и является своеобразным судебным шлагбаумом перед произволом следственных органов. Если судебная система действительно независима от прокуратуры и правоохранительных структур, разумеется. В условиях авторитарных политических режимов, когда судебная система превращается в обыкновенную предпринимательскую организацию, во всем делающая деньги, говорить о том, что она может противостоять беззакониям, творимых в следственных органах прокуратуры, милиции и Службы национальной безопасности (СНБ), не приходится.

 

Две статьи, 396 (Обстоятельства, подлежащие выяснению при назначении уголовного дела к судебному разбирательству) и 401 (Прекращение уголовного дела), составляют основу данной главы. Вот эти-то статьи из Главы 49 УПК РУз в Узбекистане в годы независимости начисто перестали работать.

 

После окончании следственных действий согласно статьи 388 (Направление уголовного дела в суд), утвердив обвинительное заключение, прокурор или его заместитель направляет уголовное дело в суд. Вопрос о назначении дела к судебному разбирательству либо принятии иного решения подлежит рассмотрению судьей в срок не позднее семи суток с момента поступления его в суд. Этот срок может быть продлен председателем этого же суда, но не более чем на трое суток (ст.395, Глава 49, УПК РУз).

 

Семь или десять суток вполне достаточный срок для ознакомления судьей с материалами уголовного дела. Независимый судья обязан в первую очередь обратить внимание на положения ст.396 и выполнить ее требования. Для того, чтобы было понятным вышесказанные положения ст.396 приведем ее (неполный) текст:

 

- При решении вопроса о назначении уголовного дела к судебному разбирательству судья должен выяснить в отношении каждого обвиняемого следующие обстоятельства:

1) подсудно ли дело данному суду;

2) нет ли обстоятельств, влекущих прекращение либо приостановление дела;

3) достаточны ли основания для рассмотрения дела в судебном заседании;

4) соблюдены ли при производстве дознания и предварительного следствия требования настоящего Кодекса;

5) правильно ли избрана в отношении обвиняемого мера пресечения. [выделено и подчеркнуто нами - ПЦ]

 

Могут быть разные обстоятельства влекущие прекращение уголовного дела или бывает, что для рассмотрения дела в судебном заседании нет достаточных оснований. Прямая обязанность судьи, принявший уголовное дело в свое производство, тщательно проверить отвечает ли данное дело всем требованиям пунктов (их всего 7) статьи 396 или нет. Но в узбекском правосудии за время независимости не было случая, когда судья своим решением (определением) прекратил производство уголовного дела не преступая к его судебному разбирательству.

 

Еще раз повторим то, что было сказано выше: независимый суд может и обязан поставить заслон перед произволом следственных органов прокуратуры, милиции и СНБ, в которых штампуются фальшивые уголовные дела. Зависимый же от этих органов суд становится соучастником преступления против правосудия, в результате чего невиновные люди оказываются за решеткой. Приведем ниже три характерные примеры, которые неопровержимо разоблачают следователей, сотворившие фальшивые уголовные дела, а также судей, закрывшие глаза на их фальшивость.

 

Фальшь следователя Р.Джураева и судьи М.Мусаева

 

Фальшь 1) неискренность, лицемерие; 2) обман, мошенничество [Словарь иностранных слов, М., Русский язык, 1985].

 

В 1999 году уголовное дело №22/99-14118 Жорабаева Бунёда Якубжановича, Азимова Камолиддина Шавкатовича и Усмонова Нодира Набижон угли, трех молодых парней из Ташкента, первый из которых был тогда несовершеннолетним, вел следователь СО Ташкентского городского управления внутренних дел, капитан милиции Рустам Джураев, который, закончив следственное производство, передал дело в Чирчикский городской суд по уголовным делам. Дело в свое производство принял судья данного суда Мансур Мусаев.

 

Несомненно, М.Мусаев, открыв уголовное дело для ознакомления с его материалами, не мог не заметить, что в нем отсутствует главный, основной документ, а именно Постановление о возбуждении уголовного дела. Главным, основным документом уголовного дела оно считается потому, что в нем указываются ПОВОД и ОСНОВАНИЯ к его возбуждению [статьи 322 (Поводы и основания к возбуждению уголовного дела) и 331 (Порядок возбуждения уголовного дела)]. Постановление о возбуждении уголовного дела среди материалов дела занимает главенствующее место, а именно 1-й рабочий лист. Отсутствие в уголовном деле такого Постановления однозначно означает фальшивость, сфабрикованность данного уголовного дела.

 

Будь судья М.Мусаев независимым, имея полное право, он мог бы вернуть дело в прокуратуру или же прекратить его производство, а обвиняемых - реабилитировать. Но судья М.Мусаев не только не пресек преступление следователя Р.Джураева, но назначил дело №22/99-14118 к судебному разбирательству. Итог: М.Мусаев приговорил Н.Н.Усмонова к 17, Б.Я.Жорабаева и К.Ш.Азимова к 16 годам (каждого) лишения свободы. Получается, что эти молодые люди были осуждены без всякого ПОВОДА и без всяких ОСНОВАНИЙ. До сих пор они отбывают неправосудное наказание в колониях со строгим режимом.

 

Став в 2004 году защитником Б.Жорабаева в его уголовном деле, Талиб Якубов дважды (07.08.04 и 23.08.04) обратился к председателю Чирчикского городского суда по уголовным делам господину А.Х.Сагдуллаеву, а также дважды (06.11.04 и 14.01.05) к председателю Ташкентского областного суда господину Ю.А.Назарову с единственным вопросом: Почему в деле отсутствует Постановление о возбуждении уголовного дела?. На все свои четыре запроса Т.Якубов получил ответы (два от А.Сагдуллаева: 23.08.04, 11.10.04; два от Ю.Назарова: 12.01.05, 14.02.05), но ни в одном из них нет ни одного слова об этом вопросе. Пишут о чем угодно, но не о причинах отсутствия основного документа уголовного дела №22/99-14118.

 

Надо полагать, что следователю СО Ташкентского ГУВД капитану милиции Р.Джураеву не стоило особого труда с помощью пыток добыть признания от подследственных Н.Усмонова, Б.Жорабаева и К.Азимова, благо в Узбекистане пытки возведены в ранг государственной политики. Закончив сбор документов, Р.Джураев направляет фальшивое уголовное дело в Чирчикский городской суд по уголовным делам. В уголовном деле №22/99-14118 сфальшивили не только следователь Р.Джураев и судья М.Мусаев, но и прокурор по надзору за исполнением законов при производстве данного дела, и ознакомившие с материалами дела три адвоката, защищавшие Н.Усмонова, Б.Жорабаева и К.Азимова, и многие другие лица, причастные к его производству, но ни один из них не задал вопрос: Почему в деле отсутствует главный документ дела Постановление о возбуждении уголовного дела?.

 

Чирчикский городской и Ташкентский областной суды по уголовным делам оказались в тупике и не желают признать свое поражение в конкретном уголовном деле.

 

Около шести лет находятся невиновные Б.Жорабаев, Н.Усмонов и К.Азимов в колониях исполнения наказания.

 

Фальш старшего помощника прокурора Б.Туйчиева и судьи Х.Кушматова

 

24 сентября 2004 года Т.Якубов стал защитником Хамида Окиловича Султонова, бывшего руководителя Отдела банковских операций (ОБО) Джизакского областного отделения акционерного коммерческого (АК) Пахта-банка, в его уголовном деле №22-503/02-1444. Уголовное дело №02-1444 (позднее объединенное с уголовным делом №22-503) возбудил 31 марта 2004 года Бобур Туйчиев, старший помощник прокурора г.Джизака. Согласно Постановления о возбуждении уголовного дела он при ознакомлении с материалами проверки, проведенной Джизакской городской прокуратурой в ОБО АК Пахта-банка, обнаружил признаки преступления, после чего возбудил данное уголовное дело.

 

Знакомясь с материалами уголовного дела №22-503/02-1444 Т.Якубов засомневался в подлинности Постановления о возбуждении уголовного дела. Он обратился с запросами к руководствам АК Пахта-банка и Областной территориальной комиссии по согласованию деятельности надзорных органов, прося ответить на вопрос: Проводила ли Джизакская городская прокуратура проверку в ОБО АК Пахта-банка в промежутке с 1 января 2004 года по 31 марта того же года?. Ответы из обеих учреждений совпадали: Нет. На руках у защиты появились два документа (письмо за №12032-1/138 от 11.10.04, подписанное руководителем ОБО АК Пахта-банка Б.А.Ахмедовым и письмо за №09/3439 от 13.10.04, подписанное заместителем председателя территориальной комиссии Б.Саматовым), неопровержимо доказывающие фальшивость Постановления о возбуждении уголовного дела, вынесшего Б.Туйчиевым. Таким образом выяснилось, что уголовное дело №22-503/02-1444 является фальшивым (сфабрикованным). Такое уголовное дело по закону должно быть немедленно прекращено, а обвиняемые реабилитированы.

 

В этом деле в качестве обвиняемых, кроме Х.Султонова, проходят еще два человека: предприниматель Ахмад Пулатов и руководитель Отдела кредитов ОБО АК Пахта-банка Акрам Файзуллаев. Их уголовное дело фальшивое не только из-за фальшивости Постановления о возбуждении уголовного дела, но и по тому, что в нем существует бесчисленное множество других моментов, фальшивость которых очевидна настолько, что нет никакой необходимости быть юристом, чтобы их понять. Безо всякого преувеличения можно сказать, что материалы данного уголовного дела смело можно включить в спецкурс Уникальные экземпляры сфабрикованных уголовных дел для студентов юридических институтов.

 

Надзор за законностью при производстве данного дела вел прокурор Зааминского района (Джизакская область) Инатулла Албеков. 14 октября 2004 года защитник Т.Якубов представил ему документы (письма №12032-1/138 и №09/3439) с заявлением, что данное дело подлежит немедленному прекращению от производства как сфабрикованное, обвиняемые Х.Султонов, А.Пулатов и А.Файзуллаев должны быть реабилитированы. Прокурор И.Албеков не только не прекратил производство данного дела, напротив, он в своем ответе Т.Якубову не написал ни одного слова о двух документах, которые неопровержимо доказывают фальшивость Постановления Б.Туйчиева.

 

Более того, И.Албеков в начале ноября 2004 года направил дело в Джизакский городской суд по уголовным делам. Его в свое производство принял судья Хамидулла Хамдамов, известный скорей как взяточник и злостный нарушитель законов, чем судья. Но и он не смог назначить дело к судебному разбирательству. Дело передали в Зафарабадский районный суд по уголовным делам, судье Хосилмуроду Кушматову. И Хамдамов Х., и Кушматов Х., используя свое право, на основе статьи 396 УПК РУз [Глава 49 (!!!)] могли прекратить производство данного дела и реабилитировать обвиняемых. Не посмели. Областная прокуратура, в лице прокурора Равшана Мухитдинова, не позволила им применить закон [статья 396 УПК РУз, Глава 49 (!!!)].

 

7 ноября 2004 года Т.Якубов обратился с жалобой на прокурора по надзору И.Албекова прокурору области Р.Мухитдинову. Хотя в таких случаях прокурор по закону обязан дать ответ в течении трех суток, его ответ был датирован 4 декабрем 2004 года. В его ответе также нет ни одного слова о письмах №12032-1/138 и №09/3439. Такую же позицию прочно занял и председатель областного суда по уголовным делам Бахритдин Норхужаев.

 

Так как данное уголовное дело не должно было направляться в суд из-за фальшивости, и обвиняемый Х.Султонов, и его защитник Т.Якубов не признали судебное разбирательство: Х.Султонов не отвечал на вопросы судьи и других участников процесса, защитник в нем просто не участвовал. Х.Кушматов суд провел, но вернул дело на повторное расследование, ни сказав в своем Определении ни единого слова о двух документах (письма №12032-1/138 и №09/3439). Началась игра, свистопляска вокруг фальшивого уголовного дела, в которой принимали участие прокуратура и уголовный суд области, Генеральная прокуратура и Верховный суд Республики Узбекистан. В конце концов дело передали в Зарбдорский районный суд по уголовным делам, судье Уткуру Абдуллаеву, который вынес приговор: лишить Х.Султонова свободы на 7 лет.

 

В производстве сфабрикованного уголовного дела №22-503/02-1444 принимали участие по меньшей мере 10 работников прокуратуры (областная, Джизакская городская, Джизакская, Зааминская, Зафарабадская районные) и суда (областной, Джизакский городской, Джизакский, Зафарабадский и Зарбдорский районные), которые совершили преступление против правосудия, в том числе прокурор области Равшан Мухитдинов и председатель областного суда по уголовным делам Бахритдин Норхужаев. Кстати, Р.Мухитдинов за свои геройские поступки по нарушению законов страны в начале текущего года был переведен в Аппарат президента.

 

И в этом случае статьи 396 и 401 Главы 49 УПК РУз были начисто проигнорированы прокуратурой и судебной властью Джизакской области.

 

Фальшь следователя Н.Курбанова и судьи М.Алимухаммедова

 

В Узбекистане в годы независимости следователи прокуратуры развили один метод получения неплохих доходов, используя труд проституток. Метод прост до примитива. Молодая девушка работает на следователя так: она заманивает молодого человека к себе домой или в какую-то другую квартиру для осуществления этого, и дальше понятно каждому. Ночью она узнает все его координаты, а утром идет в прокуратуру к своему знакомому следователю и пишет заявление об изнасиловании ее этим молодым человеком. При этом она утверждает, что он насильно лишил ее девственности. А дальше, как говориться, дело техники. Успех почти стопроцентный: либо приносишь 5000 зелеными, либо загремишь на полную катушку. Благо в Уголовном Кодексе РУз есть три статьи: 118 (Изнасилование), 119 (Насильственное удовлетворение половой потребности в противоестественной форме) и 121 (Понуждение женщины к вступлению в половую связь), которыми можно помахать перед носом задержанного.

Некоторые следователи обнаглели до того, что возбуждают уголовные дела, если даже проститутка не вступала в половую связь с данным молодым человеком, и назвала лишь его фамилию и адрес. Одним из таких следователей является Нишанбай Курбанов из Чирчикской городской прокуратуры. На счету у этого нагловатого следователя десятки отправленных за решетку молодых людей, родители которых не смогли удовлетворить его аппетит. На него работала известная своим дурным поведением и характером (характеристика соседей и председателя домового комитета) некая 21-летняя Людмила Ромасенько из г.Чирчик, мать которой работала уборщицей в данной прокуратуре. Она, 26 октября 2004 года, случайно познакомившись с Тохиром Ходжибаевым из Ташкента, пригласила его в дом 40 по улице Худайберганова. По словам хозяев квартиры между молодыми людьми ничего этого не было. Но утром на руках у Н.Курбанова уже имелось заявление Л.Ромасенько о том, что Т.Ходжибаев ее изнасиловал и, при этом, она лишилась девственности.

 

27 октября 2004 года следователь Н.Курбанов возбудил против Т.Ходжибаева уголовное дело №1-358/2004 по части 1 ст.118 УК РУз. На сей раз вышло не так как всегда выходило у Н.Курбанова: в заключении судмедэкспертизы (СМЭ) г.Чирчика от 27.10.04, подписанного заведующим отделом СМЭ Алимовым О.Э., и выводе Ташкентского областного бюро судебно-биологической экспертизы ясно сказано, что при исследовании во влагалище у Л.Ромасенько сперматозоид, принадлежащий Т.Ходжибаеву, не обнаружен. Эти документы полностью опровергали доводы как потерпевшей, так и следствия: у обвиняемого Т.Ходжибаева не было состава преступления.

 

Тем не менее, следователь Н.Курбанов направил дело №1-358/2004 в суд. Дело в свое производство принял председатель Чирчикского городского суда по уголовным делам А.Х.Сагдуллаев (!!!). Своим определением от 24.12.04 он вернул дело на дополнительное расследование. Будь А.Сагдуллаев судьей независимым, он, используя свое право, применив статью 396 УПК РУз [Глава 49 (!!!)], принял бы решение о прекращении данного фальшивого уголовного дела, и тем самым поставил бы заслон перед махинациями Н.Курбанова. Но не посмел. Он знал, что за Н.Курбановым стоит прокуратура. Так и вышло.

 

Зная, что дело фальшивое, тем не менее, прокурор г.Чирчика Рустам Хамидов опротестовал определение А.Сагдуллаева. Для рассмотрения фальшивого дела необходимо иметь определенное мужество, вернее, наглость и способность к сотворению несправедливости относительно конкретного человека. Таким качеством обладал, оказывается, судья Ташкентского районного суда по уголовным делам (Ташкентская область) Мурод Алимухаммедов. До него дело побывало на руках у судьи Паркентского районного суда Шухрата Шарипова. Он отказался (не прекратил производства фальшивого дела!) рассматривать данное дело: то ли не осмелился рассматривать фальшивое дело, боясь стать соучастником в преступлении против правосудия, то ли еще что-то

 

М.Алимухаммедов вообще не стал себя мучить сомнениями. Он вообще не стал разговаривать с защитником Мухаббатом Ходжибаевой, матерю обвиняемого Т.Ходжибаева, о законе, о главе 49 УПК РУз. М.Алимухаммедов до суда говорил о Т.Ходжибаеве как о преступнике. Он, по-видимому, старался равняться на своего шефа Юлдаша Назарова (!!!), председателя Ташкентского областного суда по уголовным делам.. Он (Ю.Назаров) на вопрос М.Хаджибаевой: Работает или нет в Узбекистане 49-я глава Уголовно-процессуального Кодекса?, нагло ответил: Раньше работала, а сейчас нет, на нее сейчас никто не обращает внимания. Это, надо полагать, было признание председателя Ташкентского областного суда о зависимости судебной власти от исполнительной.

 

М.Алимухаммедов не имел никакого права назначать дело №1-358/2004 к судебному разбирательству. На основе статей 396 и 401 УПК РУз он смело мог бы закрыть данное дело. На ум приходит сцена из индийского кинофильма Господин 420, которая происходит в Бомбее. На удивление и возмущение героя фильма Раджа Капура, относительно одной несправедливости, стоящий рядом с ним незнакомый человек говорит: Это - Бомбей, дружище, это - Бомбей!. И тут уместно сказать: Это - Узбекистан, дружище, это - Узбекистан!.

 

В условиях отсутствия справедливости и правосудия государство превращается в шайку разбойников - говорил великий римлянин Августин Аврелий. Говорил, словно, об Узбекистане.

 

 

 

Талиб Якубов

Из Архива Международного Общества Прав Человека Узбекистана

11 июля 2005 г.