Письмо Гулнары Каримовой, старшей дочери Президента Узбекистана, из заточения.

Прошло 4 недели... бесконечно много... долго... нудно... грязно в душе...  злобно в кружке... больно в теле... Ничто не сравнится с разочарованием о том, что поглощало твой разум и сердце так долго. Скрежет, который ты слышишь, как стеклом по металлу, когда даже самый сильный металл крошится невидимой мельчайшей болью, а стекло оставляет капли крови по разрезу, и она уже струится.

Тромбоциты опять низкие и подводят... Кровь не сворачивается на ранах, она уже везде. Солёная на вкус и острая по запаху. Зачем? Зачем...? Это единственное, что очень чётко звенит в мозгу. Независимо от ответа и, как бы вообще его не ожидая, мысль ровно листает назад день за днем.

Стою по колено в воде... Закат... Волна нежно бьётся о песчанный берег... Кучка лодочек снуют недалеко и шумный итальянский тебя уже не так  отвлекает от МЫСЛИ. Такое впечатление, как будто она живёт сама, поселившись внутри, как видно надолго. "... надо что-то делать... а надо ли? И куда теперь? Неужели уже надо выбирать, а плыть по течению не выход?!". Застревает одно: "не выход, не выход" в ритм волны. Внутренний шёпот всё ясней и, кажется, что и страх, и ожидание, и предвкушение - это уже одно целое! Может быть, всё-таки удастся соскочить на скорости? "Может время еще не пришло, чтобы так втягивать этот горько-солённый воздух и искать мучительный ответ?!".

Но очень ясно откуда-то маячило, что времени уже не осталось! "Ты можешь потерять всё... Ты можешь не найти ничего... Но ты не в силах что-то остановить, и это что-то уже внутри или сверху, сбоку - сложно точно определить координаты! Мужской мир и тот бы  в нём женщина" - это еще одна фраза, не дающая покоя, но вдруг это сбоку говорит словами твоей любимой учительницы - светлой бабули со своей безусловной любовью и уважением к тебе, как к своей любимой ученице - : "Гульнарочка, держать удар может не каждый, думать  и принимать решения за других - ещё меньше, а видеть глобально картинку, предпосылки и условия даже в стрессе - это уже Свыше... не предавайте данное Вам однажды, не пассуйте перед жизнью и теми, кто пытается её испортить...".

Ответа так и не приходит... Уже стемнела и зажгла огни Sardegna, а шумные компании одна за другой скрылись в зачастивших тендерах в направлении бухты. Всё уже кануло в волны, память затёрла детали, но этот закат и "мысль" всё также ютится в мозгу уже 2,5 года. 

Почему этот миг был и почему ты помнишь его среди стольких моментов своей неспокойной жизни?

Ничего не бывает случайно... Спустя буквально некоторое время всё было отброшено ужасом боли, потерь сознания, конвульсий, скачещего давления, судорг и бесконечной тошноты... И только спустя ещё 2 месяца стало известно об отравлении тяжёлыми металлами. Тактильный метод после долгих анализов уступил место результатам, подтверждающим пищевое отравление... Никогда не думаешь о том, что те, кто близко и сливаются с цветом твоей кожи могут решиться на такое не только по отношению к тебе, но и твоим детям. Но так случилось... лечение нам ещё предстоит долгое, даже после 3-х или 4-х курсов серьёзной терапии.

И вот, спустя время и то, что ты выжил со своим сыном, несмотря на жуткие дни, которые казалось уже никогда не закончатся...

Утро... муть... судороги... опять давление - это уже рутина, ставшая обычной, ты попыталась поесть и всё заново – таблетки, гормоны, горячая ванна... нет, всё ещё знобит, и лицо, кажется, уже никогда не станет живым, серый цвет не то, чтобы тебе очень к лицу, но стал привычным, только бы сошёл этот предательский зелёный треугольник над твоими постоянно дрожающими губами. Сводит руки... немеют ноги...

"А закончится ли это когда нибудь?" - лёжа, как блинчик на полу, спрашиваешь замученных твоей болью людей рядом, опять и опять... "Всё пройдёт и это тоже, обязательно, пройдёт... Бог любит тебя... Верь, пожалуйста, только верь и не сдавайся сама! Попробуй, ты сможешь, ты сильная... Только ты сама можешь помочь себе... Дыши и смотри мне в глаза, пожалуйста..." - эти слова близкого мне человека  я не забуду никогда. "Если б ты знала, как читать намаз... Молиться - самая лучшая защита! Я помолюсь, а ты держи мою руку...". 

А так не хочется быть сильной! Хочется быть просто   женщиной - слабой, беспомощной и живой... улыбаться...не думать...

В этих воспоминаниях настало незаметное завтра, точнее ночь, кровотечение, которое давно нужно лечить операционным методом... Доктора из Австрии, Швейцарии и Израиля уже не раз говорили об этом, настойчиво указывая на свои серьёзные опасения в анализах.

И что? Операцию запретили на самом высоком уровне, ведь гинекологические операции утверждаются у нас теперь только так... в странной и напоминающей маразм ситуации консилиума нескольких запуганных врачей под руководством  верного своим начальникам (нет, не Президенту, он обычно предпочитает неотступно сопровождать Премьера, даже на пресловутые диспансеризации в поликлинике) Атхама Икрамова -  вице-премьера. Он потратил минимум полтора часа из 3-х проведённых  со всеми нами, включая доктора Коган из Израиля, в этом жутком бреду на показательное восхваление "нашей" медицины, когда, как мы узнали, 3 млн долларов США потрачено на серьезную реконструкцию Института Акушерства и Гинекологии и освещение подобных деталей. Хотя буквально только за последние месяцы в серьёзных ситуациях пострадали попавшие туда на лечение женщины, а новое оборудование без элементарных шнуров и датчиков, о необходимости приобретения которых уже не раз говорят работники этого медицинского учреждения, удивляясь как можно было так укомплектовать оборудование и так незатейливо украсть :)

В принципе, всё это для меня не имеет значения, а все, кто стоил чего-то и мог работать талантливо, любя своих пациентов, как их когда-то давно учили - уехали... Никогда не забуду и буду молиться за таких как Жерехов, спасший меня когда-то практически без всякого оборудования и Наталья Васильевна, на руках которой, как неонотолога, ожили многие малыши, а мы с моей дочерью узнали о серьёзном диагнозе, который не могли заметить при всех обследованиях до этого, и благодаря ей же мы начали лечить дочь, встали на учёт в центре Школьниковой в Москве и результаты были успешны... Несколько специалистов, которых  уважаю, "уцелевших" в этом медицинском центре, как хирург Хакима опа, с их же слов, уже не могут чуствовать себя в команде и делать те удивительные вещи, что делали тогда. Странно, но мозг перерабатывает всё, и даже такие детали не покидают тебя сейчас. 

Уже ополоумевшие врач и медсестра и даже скорая, приезжающие на вызов, точнее уже почти не уезжающие от нас, беспомощно и все понимающе пытаются мерить никого уже не удивляющее скачущее давление, а иногда, откровенно с покрасневшими глазами, удаляются. 

Ребенок! Какое знакомое уху слово, и насколько потерянное для некоторых. Моментами думаешь, что кто-то рождается зверьми и это звериное сопровождает их по жизни, делая их ущербными, опасными для людей и, что ещё чаще, злобными. Когда ты видишь их неприкрытое звериное "Я", кажется, что ничего уже не может удивить тебя, а ещё более испугать.

Есть момент, когда человека заставляют переступить черту страха, и он уже не насилует свой мозг, а мобилизирует всё, что может этому страху противостоять. Парадокс, скажите Вы? Нет! Реальность или психологическая зависимость! Ставшие звёздами, как для "местного тряпичного радио", так и иностранных медиа СМИ за несколько месяцев: преставленные ко мне давно самые способные на мерзости офицеры Службы безопасности президента Ғолиб, Зиёд, Баходир и пресловутый серый генерал Тахирий - всё это маленькое зверьё снуёт, не переставая, подглядывая, издеваясь, доводя до слез, на захваченной без всяких обьяснений частной территории в Ташкенте, в центре города - в дипломатической зоне, между Турецким, Китайским, Французским, Украинским, Белорусским и Индонезийским, а чуть дальше Британским посольствами.

Что это? - возникает первый вопрос - но после спецназовского захвата квартиры с крыши жилого дома и запугивания перетряской мозгов привозимых по ночам для наездов на Гвардейскую (СНБ) студентов, врачей, учителей, женщин, соседей, сотрудников и руководителей разных организаций - все догадки прямо бесполезны, а точнее безрезультатны! "Когда бог хочет наказать человека, Он лишает его ума"... - поистине, лучшее и кратчайшее определение для всего происходящего, иначе никто бы не стал унижать, а тем более уничтожать своего Ребёнка и Ребёнка своего Ребёнка. 

Вскрытое в процессе малое - несколько имён из сотрудников СНБ, участвующих в допросах и преследовавших разных людей по личному поручению Татьяны Акбаровны, наконец-таки занявшей свое первое место среди коррупционного беспредела в стране для широкой публики.

Имена таких ретивых исполнителей как ее "финансовый распорядитель" Максим, Зиёд, Нодир Валиев - племянник известного генерала Салихбаева, бездарный Абдурахим Муминов и конечно же, генерал Тахирий, прославившийся на всю страну бесприкословным исполнением любых "причуд, издевательств и приказаний" от Хаёта Шарифходжаева и Иноятова, уже собравшегося мягко "отплыть с миллиардами", оставив за собой всю свою свору во главе с преданными Хаётом и кровавым, погрязшим в пытках начальником известного СБ (спец управление внутренней безопасности СНБ) Горловым, который уже с десяток лет избивает и изощрённо уничтожает как "своих" офицеров, так и среднестатистических людей в стране. 

    Происходящее за эти 5 с лишним месяцев ужасно и уже не имеет никаких обьяснений, по крайней мере из тех, что пытаются выдумать. Если где то есть проблемы или претензии, а ещё лучше факты или просто недовольство своим Ребёнком – это, скорее, должно быть адресно, это должно быть взвешено, это должно быть по-настоящему, иначе зачем тогда жить? Во имя чего, ведь это единственное и, скорее, ничем незаменимое чувство! Прервать цепочку Ребёнок, а затем, Ребёнок твоего Ребёнка и т.д. не под силу никому, конечно, если ты в здравии, в ином случае, себя можно обмануть, но не более...

Предательство всегда останется предательством, не важно во имя чего! Советское "мы за ценой непостоим" никогда не было правдой, а тем более власть во имя себя и своей власти и всё на алтарь этого сумасшествия - противоестественно, что-то свыше против этого во все времена... ничто не оправдает, а тем более не  излечит такой "странности"  перед Всевышним! 

Впустивший шакалов в спальню к своему Ребёнку, а ещё страшнее, в спальню своей любимой внучки - "так похожей и напоминающей" ему якобы мать, вряд ли сможет объяснить свой страх, как этот страх так овладел его душой, о чистоте которой "должен думать каждый", особенно приближающийся к своему судному дню, а ведь оборачиваясь на свою жизнь, "каждый обязан стараться увидеть на своём счету меньше того, за что ему было бы стыдно".

Все эти фразы родом из детства, так вбитые в твой мозг, как будто иглами теперь торчат в тебе, раня каждый вздох твоего существования. Выслушав с детства столько историй, так называемого, "сражения за правду", и будучи уже почти отравлен этим, ты бы и рад смолчать, но, если это настолько низко и больше напоминает игру Больших дядек в Маленькие подставлялы - это выше твоих сил!

В истерзанном состоянии мозг иногда уже не поддаётся мысли и просит отпустить, как последний дезертир в твоём теле, о существовании которого порой забываешь. Думаешь, ведь если они все там, в лучшем случае, просто голодают и мерзнут в подвалах СНБ за то, чтобы скорее и как угодно пристегнуть меня по нарисованному полуграмотно в прокуратуре (когда при захвате  квартиры  и вокруг более 30 человек на глазах у обалдевшего центра города об этом было сказано следователю Рустамову, он нагло посмеялся, подчеркнув, что все понимает, что высасывает из пальца, но по указанию, сразу спрятав несколько папок вытрясенных из вещей по дому документов о деятельности  шайки Шарифходжаева-Иноятова). 

Готовят, точнее лепят это, в малообразованной и обнаглевшей системе налоговой, да и после всего первого беспредела, продолжается второй в хозяйственных (и не только) судах, куда никого чаще не вызывают, наплевав на свои же законы, дорисовывают по необходимости задним числом повестки, меняют даты за 5 часов до назначенного времени и пишут безграмотную муть для школьников.

В чем же суть? - спросите Вы...

Всё очень просто и, одновременно, сложно для новичков, увидев полный идиотический набор слов и не просчитанных заключений, которые, например, рождаются буквально за ночь без обмера и обсчета с "чудом" сохранившихся  технических коэффициентов 20-летней давности, ни разу в здании при этом не побывав.

Не радуйтесь, если нашли ошибку и... думаете, что всё теперь встанет на свои места, а Ваши опасения, тревоги и беспочвенные наезды пройдут! Нет... они только усилятся, если у Вас будут умные вопросы, профессиональные глаза, хуже того, Вы уговорите кого-то стать Вашим адвокатом, кстати, самых смелых из них в прокуратуре называют “камикадзе”, жаль, но с ним что-нибудь произойдёт и он будет вынужден уехать срочно, или даже тупо и против закона, податься через границу, пока не нашли весь набор необходимого на него или на  его другого клиента по той схеме.

Да, и в 30 миллионной развитой современной стране, где знают все как привлекают инвестиции и создают новые законы с "гарантиями", нет ни единого юриста - иностранца, имеющего лицензию, чтобы быть допущенным к своему подзащитному, даже иностранцу по происхождению. А все иностранные мультинациональные, которые были здесь на недолгую "парковку", в 90-х быстро отъехали после очень понятных объяснений государственной стороной, что иностранцы - не очень мобильные, не гибкие, и не для нашей действительности, только, если не лечь под нужного чела в погонах! Сейчас это единственная реальность на рынке. 

Да, есть еще вариант! Вам могут, конечно же, представить достаточно шустрых со связями из адвокатской конторы, находящихся поблизости здесь с Генеральной прокуратурой, чтобы не далеко отъезжать, расположившись в старом здании дома - музея Фучика, известного исторического героя II мировой войны - ну и что?! А сейчас зато там все удобненько и комфортненько, офис частной конторы Алишера Кадирова (в 5 минутах ходьбы от офиса его папы - Генерального Прокурора). Вот это отношения, вот это я понимаю, и чистые помыслы тоже, т.к. таким образом он тоже "выживает" в ситуации, когда пазл хранит "взаимовыгодные заказы" от СНБ.

Сам  Алишер находится в офисе Шарифа Иноятова и в его банке чаще, чем у себя  и все двигается гладенько при полном понимании СНБ, стоящего у истоков всего. И это не исключение, ведь Городскую прокуратуру вообще не надо разворачивать по интересам: здесь интересы исключительно упакованы с близким родственником Иноятова – Заместителем прокурора города Ташкента - Мирзаевым и его огромным семейством в структурах "силы", даже по нашим меркам плотно занявшим пазлы:

- одного сына - куратора и начальника Городского управления СНБ;

- второго сына, зятя, и еще ряд известных родственников со стажем - всё это распространялось десятилетия не на одну структуру прокуратуры, но и др.

Есть достойно занявшие свой пазл, отпалировавшиеся до идеала за умение выжить на протяжении десятков лет и в Министерстве Юстиции, и в прокуратуре, и в Верховном Суде, главное, чтобы в клане "костюмчик сидел".

Каждый нужен в этой системе мобильного сбора, разработки, согласования, торга, придалбывания ярлыков в этом "удивительном", созданном Иноятовым организму, ну если в этот аппарат добывания денег смогли "вработать" даже членов семьи, и Тилляевы с Т.А. долго не сопротивлялись, а скорее влились, поделив официально бизнес в компаниях зарубежом с очень сомнительной деятельностью, касающейся вопросов не просто безтаможенной торговли, а национальной безопасности и стоящих за пределами  контроля военных перевозок с очень большими цифрами и влиянием, расследования по которым уже ведутся. Странно и, мягко говоря, непонятно, как ,несмотря на грандиозных масштабов механизм, он работал без сбоя, хотя таинственно был известен многим.

Сегодняшний цирк напоминающий змейку, из детства, когда как было её не крути, но звенья - разные по форме и по сути ложились в пазл, а один уголок закрывал его своим эксклюзивным положением в финале (top of the top). Не путать с "cream of the cream" - это о рафиннированности необходимой для воспитанных, образованных, талантливых людей чести, каковых у нас почти  не осталось, например, после ухода из жизни таких, как литератор Озод Шарафиддинов.

Это еще одна боль, от которой становится холодно и зябко по всему телу, тогда за интервью с героем Узбекистана Озодом Шарафиддиновым в Bella Terra, кажется в 2004, весной мне пришлось выслушать столько, что это где-то тоже было толчком понять сегодня ставшую видимой реальность: не говорить своё обоснованное профессиональное мнение, а выкрикивать что-то по команде, демонстрируя, что ты "патриот". Для меня это было открытие нашей идеологии. Оказалось, что этот уважаемый, да и просто умный рассудительный образованный человек не смел говорить публично то, что он чуствует, за что болеет, во имя чего писал и работал всю жизнь.

Тема была простая и неимоверно спорная, всем доступная, но тяжёлая исторически, не говоря уже этнически, и политически, соответственно! Советую перечитать это интервью спустя годы. Автора с нами нет, но ответы настолько актуальны, читая ощущаешь поток гражданской сознательности, желания не спрятаться за спиной у малограмотной Академии наук, Гос комиссий, Аппарата Президента и т.п., а высказать мысли и то, что болит в лицо тем, кому это интересно!

 Он уже болел и вполне понимал, что за то время, которое ему отпущено, ему нужно успеть объяснить, привлечь единомышленников, чтобы не убить основы языка, чтобы наряду с архаизмами появлялись новые, пусть даже хорошо продуманные облегчённые современные слова, когда молодежь будет приобщена к трансформации, когда по каналам Гос ТВ могут осилить новости не только считанные или очень хорошо учащиеся до 18-ти лет.

Куда же выбросить оставшиеся сегменты общества? Кстати - это и есть  то, о чём он говорил. Сидя в кабинете, да и еще в высоких кабинетах, советники не могут сделать ничего другого, как обозвать международное слово "реанимация" как "Ўликларни тирилтирувчи хона" (комната оживания мертвецов). Это именно те шедевры, о которых предостерегал Озод Шарафиддинов, а также о потери большого пласта активного общества и потере целого временного периода узбекской литературы, выпущенной за время кирилицы и хронящихся во всех уважающих себя учебных и исследовательских библиотеках мира, только не у нас в таком порядке. Так, например, я видела в старинной библиотеке в центре Университета Гарварда на 4 или 6 этажей, достроенной вниз под здание ещё на 12 этажей с подэтажами, чтобы не поколечить иммиджевый концепт центра старинного ансамбля, так вот, там есть целый раздел всех словарей, толкователей, научных работ, поэм, рассказов, повестей, романов, технических пособий, журналов, газет, детских книг и всего, о чем вы только можете мечтать на узбекском за весь советский период - всего того, чего нет у нас самих.

В интервью Озода Шарафиддинова я внимательно читала, что он закладывает в понятие мягкой плавной, хорошо продуманной трансформации, не убивающей язык никому непонятными нововведениями, а плавно обживающийся с международным потенциалом новых слов с их адаптацией и правильным преподаванием. 

Иметь смелость быть ответственным за то, что делал, во что верил всю жизнь, несмотря ни на что - это великая свобода, безусловная в сути своей. 

А главное, никогда не придётся "оглядываться и быть вынужденным не радоваться результатам". Меня тогда попросили, точнее поднаехали, убрать этот номер журнала, уволить редактора и того, кто брал это интервью, а также коллектив прошерстить, а "неблагонадёжных" непатриотов - наказать. Тогда все это было для меня целой дилеммой.

Мне сказали, иначе папе это не понравится и "это будет неудержимо скандалом его с Вами лично".

Сейчас я понимаю, что эта стратегия была заложена давно и над ней работали. Я тогда сказала, что разберусь, прочитаю ещё раз, поговорю с редакторами, постараюсь понять, где нежелательное в его ответе, почему не отрезали и т.п., но сразу напомнила, что мы не отрезаем интервью, когда смысл может поменять контекст своей первоначальной сути.

Всегда борешься с этим трюком везде и тут я сама сделаю это - неет! Именно тогда, в наших журналах люди постепенно только научились давать интеллектуальные интервью или просто рассказывать интересные истории, - и всех ударить по рукам?

"Давайте я поговорю с отцом и извинюсь за нежелательные детали, опять-таки, если он так решит, но мысль, она честная и выстраданная - менять её я не буду, перепечатывать тоже, чтобы не позорить никого! Редактор замечательный, и как же мы раз, и уволим? И интервьютор вёл корректную линию, не давил, не видя в этом ничего предательского а адрес Родины"- ответила я тогда и не жалею до сих пор. В общем, всё осталось, а на нас затаили, как и много раз позже, и всегда по достаточно мелким, но принципиальным вопросам. Моя несговорчивость, уверена, вгоняла некоторых как сложившуюся по "дорогим" интересам группу Иноятов - Шарифходжаев - Т.А. в неудобство, каждого о своём, и каждого по-своему. 

    Всегда думала и верю до сих пор, что ничего не оплатит твои убеждения, а верность им в твоих детях воспитают только действия и только твои действия согласно твоих же убеждений! Просто говорить не имеет смысла, да это уже и несерьёзно в таком возрасте  для нас! Скорее потому, что всё именно не так, а точнее, именно поэтому болит где-то внутри. И я уверена ты знаешь, где болит!

Л М.

2014-03-24