Анатолий сад: О Беззаконии и  опричнины в Узбекистане

 

ХОКИМИЯТ ГОРОДА ТАШКЕНТА

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Производственное объединение

 

 

Р 1-5

 

 

 

 

 

 

 

 

«ТАШТЕПЛОЭНЕРГО»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Генеральному директору ПО

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

в  порядке  компетенции

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

по п.4/2 Закона РУз¨ №108-I

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

в  связи с

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

интенцией к деспотии Сергелийского РУ ПО «Тошиссиккуввати» — монополиста коммунальной услуги по теплоснабжению и ГВС

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЖАЛОБА

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

на действия и решения,

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

нарушающие права и свободы граждан

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

номинант ответственности

по составу ст.2/3. Закона РУз №108-I, ст.266/3 ГПК РУз, равно ст.43 КоАО РУз

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сергелийское РУ-7
ПО «Тошиссиккуввати»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

место нахождения

Сергели -2, Г-40, д.47

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Означенное РУ-7 ПО «Таштеплоэнерго» злоупотребляя своим положением естественного монополиста по теплоснабжению и ГВС существенно извратил установленный обязательственным правом режим возмездного оказания абоненту услуги по подаче тепловой энергии, спекулируя кабально заключённым 01.01.02г. «Договором поставки и оплаты тепловой энергии» за №07000377958.

Таким образом, подменив «договор оказания услуги…» на «договор поставки…», монополист бесперебойной готовности к обслуживанию жилой недвижимости не иначе как в спекулятивных целях, обратил потребление не имеющей вещественной формы «энергии» в некий «товар», т.е. придал подверженным амортизации основным фондам коммунального назначения со сроком капитальности в 15-20лет несвойственную ей эластичность от игры  внешних цен.

Даже себестоимость самого производства носителя «тепловой энергии», выпадая в силу физической невозможности трактации из спекулятивной зависимости «спрос & предложение», способна влиять на тарифы оказываемых услуг лишь индексацией их ставок. При этом пересмотр размеров тарифной сетки по оплате труда в связи с изменением минимальной заработной платы, зависит от финансовых возможностей предприятия теплоснабжения для индексации, НЕ должен вести к росту тарифов оказываемых услуг.

В этаких обстоятельствах неясно, собственно, каким образом бездотационное производство и передача носителя «тепловой энергии» некогда покрывавшееся тарифом ТС в 0,07р. и ГВС тарифом в 0,7р. стало соответственно 436,27с. и 5460,62с., которые никак не сочетаются с успехами укрощения инфляции. Это притом, что в связи с введением с 01.08.94 национальной валюты 1000р. были приравнены к 1суму. Следовательно, тарифы 1991г. возросли в 6.232.428,57раза  по ТС и в 7.800.885,71раза по ГВС.  Так же не сложно заметить, что если в 1991г. возмещение прокачки покрывалось 0,07р., а сам отбор одного и того же теплоносителя покрывался  0,63р. с соотношением 1/9, то по нынешним временам их возмещением практически совпало 1/1,25, что само по себе свидетельствует о тарифном волюнтаризме.

Во всяком случае, на индексацию несуществующей гиперинфляции пенять не приходится, как, впрочем, и на якобы неучтённые дремучим невежеством экономистов плановой экономики столь потрясающие воображение “убытки”. Остаётся полагать, что по нынешним временам уже РУ-7 ПО «Таштеплоэнерго» столь сказочно усердно дотирует «то, неизвестно что» в связи с чем резонный вопрос, что за рыночный ловкач корригирует кабальные условности данной коммунальной услуги?  

При этих необъяснимо вульгарно завышенных тарифах, которые, естественно, в отрыве от генезиса их обоснованности проще простого аргументировать некой заумью математических выкладок, «договор поставки…» обязуется «обеспечить температуру внутри квартиры не менее 18°С», т.е. содержать жилую функциональность селитебной территории в режиме прохладно (17-20о) отапливаемых помещений. Вот только тарифы просчитаны как раз таки по затратам на режим тепло (не ниже 22°С) отапливаемых  помещений при наружном температурном минимуме (-25°С) всего отопительного сезона в 5,5месяца (с 15октября по 01апреля). Несмотря на заведомую экономию, поскольку за последнее десятилетие отопительных сезонов

 

 

 

 

средняя температура воздуха в Ташкенте  не опускалась  ниже 
-2
°С, а продолжительность отопительного сезона, определяемая среднесуточной температурой +8°С, сокращалась до 4,5месяца

 

 

 

 

тарифы услуг РУ-7 ПО «Таштеплоэнерго» из года в год явно спекулятивно растут.

Кабальной установкой «договора поставки…» также является отсутствие диспозитивного порядка исполнения обязательства по оплате услуги и противоречащая ст.238 ГК РУз приуроченность его 10дневного срока началу месяца. Подобная категоричность, за исключением разве «бюджетников»,  в принципе неприемлема «Абоненту», поскольку в отличие от плановой экономики денежное довольствие никак не унифицировано именно началом месяца, в силу чего абонент чаще всего не обладает необходимой суммой денежных средств, а это обстоятельство квалифицируется «форс-мажором».

Таким образом, «Снабженец» заведомо инспирирует “виновность” абонента, сопряжённую с явно необоснованным возложением на него мер обеспечения исполнения обязательств. Тем не менее, санкционируется максимум учреждённой пени «в размере 0,5% с просроченной суммы за каждый день» (до 200дн.) якобы нарушения абонентом кабально установленных сроков исполнения обязательства. Вот только при этом возникает правовая коллизия, ибо за просрочку «более 3-х месяцев» (всего 90дн.) «Снабженец» также имеет право «отключить теплоснабжение, уведомив «Потребителя» не менее чем за 10 дней» (Правилами оговорён срок не менее 30дн.). По сути, монополизм снабженческой системы позволяет легализовать прохибитив ст.237 ГК РУз, хотя подобный отказ от обеспечения температурного режима эксплуатации зданий квалифицируется саботажем сотрудничества с пользователями жилых помещений, ибо чреват обращением их в трущобы. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Налицо подмена миссии РУ-7 ПО «Таштеплоэнерго» по обеспечению базиса технологии должного продления, сохранности и препятствования обращению в трущобы функциональности жилого фонда района неким использованием его селитебных возможностей в коммерческих целях.

Во исполнение этого вероломства «договор поставки…» оговаривает в своих коммерческих преференциях ещё одну правовую  коллизию якобы правомочности обратной силы правовых актов, а именно возможность «перерасчёта при увеличении тарифа» оплаты сезонной услуги на протяжении года, т.е. по завершению её оказания 01апреля. Хотя это ни что иное как одностороннее изменение условий договора, тем ни менее эта кабальность закреплена правом её лукавой пролонгации на все последующие года. Тем паче, что возможное требование уменьшения оплаты услуг удовлетворяется за расчётный период. «People на всё согласится», куда ему деться от присоединенной сети. Таким демократично-кабальным образом благие намерения некоего упорядочения экономических отношений обращаются в ад долгового рабства. Само собой разумеется, реализация так называемого «договора поставки…» просто немыслима вне пролонгации профанации законности, несмотря на фарисейство оговорки: «Спорные вопросы между сторонами разрешаются путём переговоров. В случае невозможности достижения обоюдного соглашения, спор рассматривается в судебном порядке».     

В свете обоюдно-добровольного соглашения, точнее “согласия” на заведомую кабалу естественного монополиста по «договору поставки…» вполне уместно выглядит коммунальным шантажом



ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ  В  СУД

 

 

Гражданин (ка)___________________________ проживающий по адресу:______________________________________________

Вы  имеетe  задолженность по  коммунальным  услугам  за пользование  тепловой  энергией  ГВC

на________ год в размере ____________________ сумов.

Вы  обязаны  погасить  сумму  задолженности по  коммунальным услугам  в течении 3-х дней  на  р/с  л/с___________________

В  случае  неуплаты вышеуказанной суммы   задолженности по  коммунальным  услугам  до "____" _________ 20 ____ г.

Ваши документы  будут  переданы  в ____________________________суд по гражданским делам для взыскания задолженности

в приказном порядке, а также на основании п. 2.2. договора на поставку тепловой энергии квартира будет отключена
от горячей  воды.

Отдел "Теплосбыт _____________________ района УП  ПО " Тошиссиккуввати". Дата предупреждение,_______________

 

ознакомлен/-на/ Ф.ИО. Г/рож. __________________________________________

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

в котором, полагаю, под оказание психологического давления на абонента, должное семантическое согласование кортежа заглавия информативного документа дательным падежом подменено творительным, что, по сути, сменило его адресацию. 

Отсутствие должных реквизитов и вовсе обращает его суть в некий пиар утечки намерений администрации. Во всяком случае, эта эскапада идёт вразрез даже с кабальностью договора, ибо в нём оговорена возможность обратиться в суд «в случае невозможности достижения обоюдного соглашения» по разногласиям, де-факто имплицитно заложенным в так называемом “договоре”. Однако, как следует из данного извещения угроз, под разногласия начётническим образом подведена голословность якобы наличия долговых обязательств, которые согласно всё того же “договора” разрешаются начислениями пени, в исключительных случаях правомочием «отключить теплоснабжение».

Следовательно РУ-7 ПО «Таштеплоэнерго» своей симуляцией якобы надлежащей деятельности переориентировал с интенсификации должного продления, сохранности и препятствования обращению в трущобы жилого фонда района посредством его прогрева в отопительный сезон не ниже 22°С на экстенсивность (мобильные штабы, “факторинговые” бригады, “юридические” службы) максимумов достижений (поборов) монополизма предоставления коммунальных услуг.

Только этим можно объяснить профанацию норм обязательственных отношений кабальностью «договора поставки…» и субсидиарные домогательства “Предупреждений в суд”, цинично упраздняющих порядок обеспечения исполнения обязательств.

 

 

 

РУ-7 ПО «Таштеплоэнерго» смекнув как обойти критическую озабоченность дефиктажа абонентов, всё ещё пытающихся оградить коммунальное достояние  цивилизации от вульгарно-монопольного “шантажа” неким гешефтом[i] имплицитных культуртрегеров доисторического комфорта, которые под личиной якобы физического лица по своему произволу форсируют стадию «требования к суду» даже НЕ инициируя «межличностный спор», как таковой, поскольку он влечёт обязанность

 

 

 

 

   выдвигать притязания по своевременному возмещению услуги, только конкретным обоснованием билингом мониторинга договорных отношений;

   опровергнуть все доводы дефиктажа под формализацию  признания абонентом выдвинутых притязаний по исполнению договора;

  нотариально удостоверить обращение притязания в претензию совершением «исполнительной надписи»;

  представление претензии органу государственной власти на местах, осуществляющему контроль над качеством  оказания услуг;

  присоединения к исковым требованиям суду органа  государственной власти на местах в качестве заинтересованного лица.

 

 

 

 

Все эти обязательные действия при кризисе исполнения договорных отношений опущены РУ-7 ПО «Таштеплоэнерго» подменой на имитацию крайнего возмущения бездействием абонента инсинуацией Предупреждения в суд”, причём даже не в исковом, а «в приказном порядке». В общем, человек даже и не нужен, по понятиям нужен лишь его кошелёк.

Видно есть, что таить РУ-7 ПО «Таштеплоэнерго» от органа государственной власти на местах, если он действует вразрез ст.25(2) Закона РУз[ii] № 913-XII, так как обращение в суд с исками о взыскании задолженности по оплате коммунальных услуг прерогатива хокимов районов по представлению их поставщиков; равно вразрез порядка предъявления долговых требований абоненту услуги, а именно: заявление притязаний расчётом выписки из лицевого счёта, формализация бесспорности претензий исполнительной надписи нотариуса, представление хокиму района претензий о побуждении интенции абонента к реализации требований исполнительной надписи.

 Во всяком случае, односторонние требования бесспорно возмездного характера в обход порядка согласования разногласий заведомый фальшак. К тому же согласно пп.1, 4 ст.7(1) Закона РУз[iii] №258-II исковое и приказное производство это самостоятельные механизмы возложения гражданской ответственности по обязательствам. Тем не менее, РУ-7 ПО «Таштеплоэнерго» негласно отработана 2-х шаговая схема олигополии по системной легитимации поборов на монопольной зависимости абонентов от сотрудничества в должном обслуживании жилой недвижимости, с намерением лишения абонентов реальных средств обжалования. 

За небрежным огрызком некоего “Предупреждения в суд” спустя некоторое время сразу следуют меры принудительного взыскания якобы долговых сумм не иначе как зомбированных на штрафные санкции судебных исполнителей, опричнины 21 века, которая заведомо индифферентна к принципам истины тем паче правопорядку и законности. Хотя она априори продукт гешефта якобы НЕ обжалуемой по закону системы синекуры, отказываться от которой она ни при каких обстоятельствах не намерена, тем не менее, её должно квалифицировать как искусственное «создание препятствия осуществлению гражданином его прав и свобод», в частности с жалобой на должностное лицо, т.е. подпадающее под действие ст.2/3. Закона РУз №108-I, ст.266/3 ГПК РУз, равно ст.43 КоАО РУз.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В связи с изложенными в порядке ст.ст.266, 269 ГПК РУз действиями и решениями РУ-7 ПО «Таштеплоэнерго», нарушающими права и свободы граждан

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПРОШУ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

согласно Вашей компетенции по ст.30 К РУз, ст.4/2 Закона РУз №108-I

Ø  персонифицировать должностных лиц, причастных к означенным действиям;

Ø  дать правовую квалификацию изложенных настоящим заявлением действий и решений имяреков, нарушающих права и свободы граждан;

Ø  пресечь порочную практику поборов подчиненных Вам подразделений посредством 2-х шаговой системы имитации предъявления долговых требований абоненту услуги, девальвирующее их обжалование в будирование;

Ø  как минимум восстановить должный 5-ти шаговый порядок предъявления долговых требований абоненту услуги.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

(19.04/1,5+17,1)  2.5 | 1.3 /1,5 

Times New Roman  12



¨    Закон РУз №108-I от 30.08.95г. <О6 обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан>

[i]    премии и единовременная материальная помощь к трудовому отпуску, бракосочетанию, рождению ребенка, болезни, удорожания питания и коммунальных услуг, и так далее из  Фонда материального стимулирования от 50% до 100% тарифной ставки с источником его формирования в частности от экономии энергетических ресурсов, т.е. тепловая энергия достаточная для сохранения присоединенной сети энергоснабжения от повреждения в силу её промерзания, штрафных санкций и чем их больше, тем синекуре лучше, что возможно при совершенно НЕ обжалуемой по закону системе поборов.

[ii]     Закон РУз № 913-XII от 02.09.93   <О государственной власти на местах>

[iii]    Закон РУз №258-II от 29.08.01г. «Об исполнении судебных актов и актов иных органов»