Анатолий Сад

 

РЕКВИЕМ ПО ИНСТИТУТУ НАСЛЕДСТВА

(прецедент правосудия Узбекистана)

 

Парадигма интеграции усилий поколений на закрепление перспектив достойного бытия потомков издревле являлась экономическим стимулом хозяйственной деятельности всех стран планеты. Именно цивилизация, пресекая скорбную расточительность первобытной традиции захоронения умершего как минимум со всем его скарбом, перенаправила интенцию масс с обеспокоенности о потустороннем снаряжении на реальный смысл накоплений грядущего просперити.

 

Ещё при жизни человек в силу психической адекватности поведения в обществе всячески пытается предопределить дальнейшее воплощение своих чаяний и после его смерти заведомо предустановленным распоряжением нажитым имуществом. Адресная пожизненность частных накоплений, привнося в общественные отношения оседлую преемственность, спокон веку поощрялась властными директивами, даже когда оная, спекулируя затруднениями развития, под сурдинку патриотизма беспощадно эксплуатировала эти устремления.

 

Кстати, казалось бы, столь ригористическая нетерпимость господствующей идеологии Союза ко всяким имманентно частнособственническим интенциям и то блюла институт наследства как основу гражданской консолидации. Вот только экзальтация невежеств перестроечной пертурбации в чудеса модели взаимовыгодного рынка национально-независимых экономик, походя обернулась драйвом сиюминутного гешефта блефа самостийности «спасения утопающих руками самих утопающих». Однако, девальвация плановых обязательств негласно мстит прозелитам, огульно поверившим розыгрышам «барона Мюнхгаузена», обрекая всех на заведомое бесправие изгой, которое в тотально-циничном произволе порождает экспектации манипулирования нормами закона.

 

Ну, а здесь как в сказке, чем дальше - тем страшнее, в общем даже памятники устного народного творчества человечества попросту отдыхают в изощрениях креативности нувориш. Впрочем, вот далеко не единственная история из компиляции ужастиков в сфере имущественных прав наследников.

 

В некотором, отнюдь не в тридевятом царстве и даже не в тридевятом государстве жила-была семья Лопатиных, каких не счесть на той земле бескрайней, что в поте лица своего копают её благодать, да всё как-то от себя. Но так в жизни бывает, пришлось стране огромной подняться на смертный бой с фашистской силой тёмною, с проклятою ордой, а семье без хитрости и упрёка приключилось спастись от оккупации во всём известном своим гостеприимством «городе хлебном Ташкенте».

 

Поскольку Отечество не выбирают и где собственно умножать его достояние не суть важно, то Иван Тимофеевич 45-ти лет отроду с двумя дочками-красавицами, студентками Медицинского института, так и остался век доживать, да обувку людям тачать. Худо-бедно, однако, возвели дочки рядом с хижиной отца своим семьям дом, неказистый, не большой, а самый раз пенаты по нраву своему. Старшая Раиса, та от рождения строга прилежанием в трудах с трёх комнат обрела квартиру, а вот её погодок Лидия так себе с норовом крутая егоза до двух комнат снизошла.

 

Видать недаром сказки домового поминают, ибо дома судьбы своих владельцев повторяют. Хотя дом блокирует квартиры двух сестёр, но у младшей вплоть до родословной сущий кавардак, в то время как в правах на другую половину всё в ажуре. Только это всё покуда присказка, а вот сказка будет впереди.

 

Быстро сказка сказывается, да не быстро дело делается. Много, мало ли минуло годков, тем не менее, Пуркин Валерий как-то воротившись с очередной отсидки, не застал былого очага в бесхозяйном запустении квартиры. Мать Лидия на 53 году стала супругой Михаила Горбунова и верная традициям переехала к нему на постоянное жительство. Валерина жена с дочерью естественно также оказались не у дел, к тому же бесповоротно разочаровались в подобном супружестве.

 

Но Валерий, тоже ведь не промах, изголодавшись в местах отдалённых, мигом нашёл себе сожительницу Марину Устинову, которая при этом состояла в другом сожительстве и даже имела годовалого сына. В общем, сексуальный альянс, что надо. Вот только у современных куртизанок виды на подобные отношения не столь примитивны и они обычно настырно гнут свой интерес, убирая к достижению его все возможные и невозможные препятствия.

 

Как по заказу, через четыре месяца Лидия Горбунова, справив жестяную свадьбу, успешно преставилась в мир иной. Но возникло иное препятствие - нарисовался её муж с претензией на существенную долю наследства. Фривольно совместный балдёж Валерия и Марины, разумеется, не в состоянии выкупить 3/4 двухкомнатной квартиры и вдруг через три месяца опять-таки весьма уместно умирает неуместный претендент на наследство Лидии Горбуновой. Но вот незадача в положенные наследственным правом шесть месяцев в порядке наследственной трансмиссии объявляется пасынок Гриша - сын наследника Горбунова, умершего до обретения наследства.

 

Пройдошный Валерий подсуетился формально переделить весь дом, блокирующий квартиры двух самостоятельных собственников, навязав БТИ регистрацию равных долей сособственников дома в лице покойной матери, себя и соседки по дому, якобы наследующих недвижимость, естественно, не его матери, которая посмертно в доле, а теперь уже деда, Ивана Тимофеевича, почившего в бозе 17 лет тому назад. В конце концов, Пуркин отказывается от государственной регистрации даже этих чудес в решете, т.е. де-юре не стал собственником недвижимости, на которую, тем не менее, за «злодейку со звёздной наклейкой» прописал продавшую дом своего отца сожительницу Марину.

 

Разумеется, коль чего-то прибыло, то неизбежно за счёт некой убыли. Так что с линейки наследников, никак под шапкой невидимкой, неизвестно куда исчезает явно неудобный Григорий Горбунов. Осталось одно препятствие - Валерий, но и он не протянув каких-то трёх лет сожительства, под годовой юбилей Марининых происков также приказал долго жить в аккурат под даты чёрной были потрясений 26 апреля 1989 года. Вообще-то злые языки поговаривали, что отнюдь не от традиционной для двора проблемы с сердцем, а, дескать, кокнули полюбовники худородную пурку, никак объёмом достатка для них не вышел и ноу проблем, за исключением Раисы Лопатиной, независимой соседки по блокированному дому.

 

Тем временем ненаглядная дочь соседки, Светлана, вышла замуж за иностранца и укатила за границу, оставив мать в общем дворе с коварным духом Устиновой. Правда последняя не обостряла отношения, поскольку очистив двухкомнатное гнездо, по сути, осталась на птичьих правах всего лишь проживания по месту прописки. Оказывается, на пустой суете столь неординарно решённого квартирного вопроса умные советчики вульгарно делали деньги. Реально же ни супруга, ни сводный брат испокон веку не состоят в кровных отношениях и де-юре по тогдашним законам в принципе не могли быть наследниками. Такая, стало быть, малюсенькая незадача оказалась не по Сеньке шапкой.

 

Но нет такого добра, чтоб не появились из небытия тени зла. Пришла к М.Устиновой лафа и ситуация с марта 97года радикально изменилась, поскольку помимо половины совместно нажитого имущества, право на которое у Устиновой в связи с крутыми кутежами напрочь отсутствовало, Гражданский кодекс законодательно закрепил права супруга при наследовании. Как известно все люди по природе хороши, вот только их портит денежный вопрос.

 

Во всяком случае, уже к июлю того же года, т.е. спустя 8 лет и 3 месяца после смерти так называемого “мужа”, Марина умудряется выхлопотать в Хамзинском ЗАГСе посмертное «Свидетельство о заключении брака с покойным». Что тут скажешь, “законопослушность” во всём бездумно послушна. Сказано мзду прикрыть свидетельством - получи, стало быть “свидетельство”, хотя ЗАГС должен произвести всего лишь выписку. Тем более, что ни один ЗАГС города не в силах подтвердить наличие оного брака. И вновь как по заказу через два месяца приспел черёд Раисы со всё тем же сердечным диагнозом. Примечательно, что Устинова едва ли не со смертного одра последней из первого колена наследной базы Лопатиных нотариально удостоверяет наследственное право на отчуждение мнимости трёхдольной собственности Валерия, спустя без малого 8 лет, стало быть, забвения. В общем, Эйнштейн определённо сошёл бы с ума в подобной игре пространственно-временных отношений. Но когда под общей крышей жилищный вопрос блокирует тень и свет, то судьба негодяя и жутче выкидывает фортеля.

 

Вот только не принятая в расчёт Светлана приехав из-за границы, не только вступает в наследство по завещанию, но и страхует оферту на продажу своей собственности выдачей 28.08.98г. доверенности на распоряжение и управление ею братьям Абзаловым. Через год родственники Абзалова как говорится «по сусекам поскребя, по амбарам пометя» все же 20.07.99г. купили квартиру, даже не помышляя, во что она им ещё обойдется.

Тем не менее, пять комнат блокированного жилого дома лучше двух, на одном поднайме можно жить и не тужить, - нашёптывал Устиновой злой гений, - дело клёвое, супротив стоять-то некому, одних уж нет, а те далече.

 

И вот братаниха Марина Устинова, т.е. седьмая вода на недопитом киселе родословной Ивана Лопатина, 19.07.99г. оспаривает «Свидетельство о наследовании по закону от 20.09.97г.», предъявлением суду искового требования (!!!) к кузине “супругапо заупокойному свидетельству, то бишь параллельной ветви его родства, они больше, ни меньше как радикальном переделе теперь уже якобы трёх долей наследственного имущества аж первого колена.

По тем временам народные суды на культуртрегерские инвестиции спешно, но успешно перелицовывались в продажно-рыночные, а по сему, не мудрствуя лукаво, в две недели проверки отсутствия права Устиновой на обращение в суд возбудили гражданское производство по защите прав совершенно непричастного к роду Лопатина кверулянта. Суд в бытность народным естественно указал бы ей на небо, дескать, не ту открыла дверь, не в ту канцелярию зашла, поскольку первое колено наследников давным-давно покойники. Но сейчас, коль дух навара занесло - совсем другое дело, негоже упускать момент удачи и понеслась во все тяжкие тяжба поиска миража трёх долей.

 

Поскольку в тёмном деле невозможно сыскать чёрную кошку долевых отношений, которых там нет, то вопреки принципу презумпции невиновности истец всегда превыше подозрений. То бишь, коль невесть чего роду-племени М.Устинова назвалась наследницей сразу двух сестёр-погодков Лопатиных, то так она и есть их сособственник. Следовательно, каких там три месяца, у неё пожизненное право преимущественной покупки существующих, да и несуществующих долей всего и вся. Вообще-то все несогласные с решениями суда не учите их правоприменению законов и не подчеркивайте их несоответствие правовым нормам, а предъявите свидетельство их соответствия. Коль таковых не нашли, то не мешайте кейфу синекуры.

 

И вот уже одиннадцать лет олигополия всех убеждённых служителей фемиды, безупречных блюстителей закона, доблестных стражей порядка и безлико-враждебных органов принуждения этак, где ненавязчивым мычанием отписок, где безапелляционностью «чернильных бомб», фривольно уводящих от предмета дела, а где и глубокомысленным молчанием внушают простодушному М.Абзалову, что восток дело тонкое и для него закон уже не дышло, а всего лишь паблисити для недоумков цивилизованной планеты, недурно платящих за реформирование судебной системы.

 

Проще говоря, в ворохе томов макулатуры муляжа дела «Устинова против Абзаловых» самозванка на полном серьёзе признана истцом, а ответчиком, поскольку последняя представительница рода Лопатиных уж кои веки обитает в недосягаемом далёко, запросто назначен без вины виноватый добросовестный приобретатель её наследства М.Абзалов. Даже стоимость злополучной сделки обветшала до стоимости гаража, а его всё убеждают полюбовно сдать мошеннице квартиру, поскольку компетентные лица с чего-то не горят желанием усмотреть в её действиях криминал. Одиннадцать к ряду лет тузы в рулетке национального правосудия никак не разглядят, истец-то голый, поскольку на момент открытия наследства не обладал правом на наследование.

 

Ему, наивный, невдомёк - здесь уже доллары на доллары… чтоб стучали аукционов резвых молотки и здесь эндшпиля, поди, не жди, поскольку виноватых нет и крайних нет в негласной ликвидации системой правосудия Узбекистана социального института наследства. И впрямь, с чего оживить вторичный оборот рынка недвижимости, ежели не с отчуждения чужих наследств. Ну, а государственная гарантия исполнения обязательств, включая наследственные, под шумок низового мошенничества обращается в гарантии бездействия закона для истеблишмента, коей живёт безбедно за счёт рыночной бюрократии. В общем, тотальное жульничество как раз таки в насущных интересах их тотализатора неблаговидных дел. То же, что нувориши кроме как навара не суть важно с чего, физиологически не способны что-либо инфернально производить, их ничуть не огорчает, - ради рынка оборота собственности пусть ещё усерднее рубят сук, на котором, собственно, сидят.

 

Поэтому когда оклеветанный «ответчиком» М.Абзалов  достаточно поднаторел на крючках судебной казуистики и вестимо поднадоел, бесконечно будируя своим горем от ума, то на него спустили «опричнину 21-го века» (борзых псов исполнения правовой ахинеи). Дескать, пока споспешествовал зарабатывать негласные “премиальные” тебя терпели, но коль стал понуждать трудиться на благо правосудия, то стань «бараном перед новыми воротами». Когда стали уточнять с чего это ворота вдруг перестали допускать домой семью Абзалова, им объявили - вы выселены и ноу проблем.

- То есть, как это нет проблем, мы как-никак собственники, а не какие-то там квартиросъемщики, и поскольку у нас на руках не договор найма жилья, а купчая конституционно неприкосновенной собственности, то в самом крайнем случае добровольно освобождаем недвижимость.

- Ну, во-первых, обретённая собственность долевая и суд присудил перевод прав и обязанностей покупателя на М.Устинову; во-вторых, поскольку пользуясь домом с 15.03.88г. она на момент пролонгации 26.02.08г. судебного постановления от 29.03.04г. обрела право судебного признания за ней права собственности по приобретательной давности; в-третьих, по означенным основаниям М.Устинова виндицировала свою собственность из чужого пользования.

- Позвольте, даже если бы она действительно была долевой, то присуждённый перевод прав покупателя инспирированием форсирования принудительного отчуждения саботировал обязанность Устиновой купить её по рыночной цене; кстати, по общепринятым нормам, препятствующим проявлениям волокиты, срок давности вообще и приобретения собственности в частности считается сроком отсутствия каких-либо фактов оспаривания, а правовой спор был  инициирован 05.12.2001г., притом на 3-х комнатную квартиру, а не на весь дом,  т.е. отсчёт срока давности, по сути, ещё и не начался.

- У солдафонов «опричнины 21-го века», то бишь судебных исполнителей по определению как на войне даже самые заведомо одиозные решения превыше подозрений.

- Война войной, но у нас там трудами нажитые вещи!!!

- Были ваши, стали наши по принципу «сдачи на поток и разграбление», а именно в счёт погашения расходов по исполнению принудительного выселения, взыска исполнительного сбора, административных штрафов и ещё надо посчитать не суть важно что…, так что погоди, вам выставят долговой начёт по рыночным ценам и придётся выселять вас ещё и из другого места проживания. Как-никак государству надо закрыть бюджет с профицитом, да и нам от сих трудов не грех погреться на Канарах.

- Короче, нет на планете силы, что восстановит твои права на жилище, катись ты хоть к гаранту прав человека – Президенту, хоть в Конституционный суд. А уж, коль им надоешь, то пеняй на себя - не миновать казённых нар в местах отдалённых, это поверь как лучшему адвокату заплечных дел власть имущих.  

 

Недурственно, в общем-то, живётся выжигам квартирного рейдерства, которым вестимо в жизнь не дослужиться до нар, покуда институт наследования служит им, а не реальным наследникам.

Тому примеров тьму в истории при случае узрим.

Вот еще один судебный казус спекуляций на замене 01.03.97г. ГК УзССР нормами Гражданского кодекса РУз, обращённый в «порочный круг» правосудия олигополией «чернильных бомб».

 

Собственно ещё одна жертва злосчастной войны, сбежавшей от оккупации в некогда слывшим городом хлебным, даже не предполагая что этак через полвека станет жертвой оборотней квартирного рейдерства.

 

В общем, в утопающем в зелени Чиланзаре коротала свой век, никого особо не обременяя на залуженном отдыхе от трудов на благо отечества, пенсионерка Емельянова Лидия Филипповна. Всё шло своим чередом, пока наймодательше квартиры 4, не глянулась её приватизированная однокомнатная квартира в том же доме. Понятное дело, под расширение её бизнеса пошли непонятные постукивания, позвякивания и прочий попугивающий полтергейст.

 

Естественно, на этаком фоне фрустрации Л.Ф.Емельяновой явилась дочь теневой бизнес-women, подполковник милиции Л.И.Ситникова, и под посулы пресечь это хулиганство затребовала ни больше, ни меньше как форсировать волеизъявление на её имя односторонней сделки завещательного наследования квартиры.

 

Нотариально оформив 01.12.94г. по сути,  кабальную сделку якобы на предмет некоего «присмотра» от возможных криминальных поползновений на наследственные права, пенсионерка Л.Ф.Емельянова к весне осознав злонамеренную суть притворных  отношений с по сути шапочным знакомым, согласно ст.595 ГК УзССР, отменила своё завещательное распоряжение путём составления завещания на единственную наследницу, племянницу Родионову Зою Афанасьевну, подчеркнув тем самым именно родственную причастность наследства  (в замужестве Радчук). 

 

Понятно, что ни в силу своей социальной, равно предметно-ценностной совместимости, ни даже по времени и глубине самого приятельства (если его вообще можно так назвать) Л.И.Ситникова никак не могла рассчитывать на подобные щедроты доверительности. Однако дабы  не продуцировать чреватых неправомерными последствиями коллизий, тётя для более эффективной моральной поддержки хранила завещание у себя.

Но как в жизни часто бывает, самозваная наследница обнаружила это завещание и...  07 октября 1996г. наследодатель умер и в тот же день похоронен с диагнозом ОСН (острая сердечная недостаточность) 3-й степени, хотя вскрытия не производилось, а единственной родственнице З.А.Радчук сообщили постфактум об уже прошедших похоронах, хотя она проживала почти что рядом, на ТТЗ-2, дом 53-31.

Проще говоря, начались ужастики хождения З.А.Радчук по мукам сказочников правосудия. Очевидцы, читавшие завещание от сентября’95, обнаружили всего лишь набело переписанные реестровые книги 1-ой Нотариальной конторы Чиланзарского р-на, которая с этой целью отказала З.А.Радчук в уместном доступе к реестровым записям как подтверждения обоснованности заявления своих прав на наследование, а по прошествии 6-ти месяцев объявили о якобы пропуске срока.  

Тем временем согласно наследственному делу №95-95 1-ой Ташкентской городской нотариальной конторы от 24 октября 1996г. Л.И.Ситникова приняла наследство на основании завещания под реестровым №2-11647 1-ой Нотариальной конторы Чиланзарского р-на от 01.12.94г., хотя 08.10.96 она публично заявляла о своём праве на наследование по завещанию от сентября’95.

Гражданское производство Чиланзарским райсудом дела №2-127д от 27.11.96, по сути, отказавшись сотрудничать с истцом З.А.Радчук в должном установлении истины, перевело разбирательство с конкретно заявленного иском предмета требования, чреватого обязанностью возбуждения уголовного дела, на «порочный круг» вялотекущего установления родства Л.Ф.Емельяновой. В результате к 2000году все компетентные лица, ответственные за законность производства дела, бессмысленно отказали в продолжении процесса по причине так и не доказанного отсутствия родственной связи между Л.Ф.Емельяновой и З.А.Радчук, и якобы истечения 3-хгодичного срока обжалования судебных актов.

 

Нетрудно усмотреть, что руководствуясь одними и теми же правовыми нормами, суд в обоих случаях беспоследственно опускается до преступления против правосудия ради сокрытия наличия в обоих случаях состава признаков преступления в первом случае в действиях мнимого истца, а во втором случае реального ответчика. Таким образом, кичащийся якобы своей независимостью «президентский суд» демонстрирует имманентную олигополию наличествующей власти.

 

Вот только подобное единоначалие, не суть важно чем мотивированное, это уже реквием не только по институту возникновения и приращения собственности (наследства), а де-факто по демократии как таковой. Как и следовало ожидать, эта неформальная олигополия уже закреплена конституционно в триумвирате власти: Президентская с судебной дубиной, Законодательная и Исполнительная. Как ни прискорбно, но дубинка при отсутствии президентского «фас» отпущена на вольные хлеба и здесь уже никакие верховенства над ней не властны.

 

Textruta: #

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Извлечение из дела

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Р 1-71

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СУДЕБНОМУ КОРПУСУ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Конституционного суда

Республики  Узбекистан

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

в  порядке  обеспечения

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

безусловного верховенства Конституции

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

на всей территории Республики Узбекистан 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ст.15  Конституции РУз

08.12.1992г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

в  связи с

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

исчерпанием всех правовых возможностей признания неправосудным правовой казус суда общей юрисдикции, который волевым образом продавил материальное право ГК РУз’97 под нормы ГК УзССР’64  негласным манипулированием частями 1-й и 3-й статьи 4 ГК РУз в порядке проверки права обращения в суд с исковыми требованиями.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ХОДАТАЙСТВО 2/11

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

О ПРИЗНАНИИ НЕКОНСТИТУЦИОННЫМ ПРЕЗЮМИРОВАНИЕ ИСТЦОМ
ЗАЯВИТЕЛЯ ТРЕБОВАНИЙ СУДУ
В ПОРЯДКЕ ПРИНЯТИЯ СУДОМ  ОБРАЩЕНИЙ ГРАЖДАН

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Не сочтите за воздействие на независимость Конституционного суда РУз, однако извещение за №02-12/358 от 12.05.11г. о переадресации Ходатайства 1/11 «О признании неконституционным обращения в суд» от 23.04.11г. в возглавляющий систему судов общей юрисдикции Верховный суд РУз, полагаю,

 

 

 

 

в силу кризиса доверия вызванного 11-ю годами, по сути, его самоустранения от должного разрешения заведомо неправосудной коллизии, инспирированной противоправным обращением в суд гр.М.Ю.Устиновой, как самозваной наследницы рода Лопатиных,

 

 

 

неубедительно обоснованным форсированием отказа в должной защите прав, так как принцип наследственного права де-факто прямо НЕ конституирован и де-юре содержится в составе оснований возникновения и приращения собственности, что 11 лет кряду позволяло суду изначально спекулятивно-начётническими уловками «ink bomb» обрекать все обращения на непробиваемость системы «circulus vitiosus», имплицитно микширующую коллизию норм ГК УзССР’64 / ГК РУз’97.

Впрочем, это апагогически подтверждает само содержание означенного извещения.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

получено 14.05.11 штемп.84-го от/св.

п/п. 78-го от/св. от 12.05.11

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

O'ZBEKISTON  RESPUBLIKASI KONSTITUTSIYAVIY  SUDI

 

CONSTITUTIONAL COURT
OF THE REPUBLIC OF UZBEKISTAN

 

 

 

 

100078, Toshkent shahri
Mustaqillik, 6

 

 

 

 

 

 

 

100078, Тashkent
6,
Mustakilik sq.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

№ ___________

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

     «____»______2011 й.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

г.Ташкент, Юнусабадский
район, улица С.Бородина,
дом 10а

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

М.И.Абзалову

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ваше обращение в Конституционном суде Республики Узбекистан изучено.

В соответствии со статьей 108 Конституции Республики Узбекистан и статьей 1 Закона «О Конституционном суде Республики Узбекистан» Конституционный суд является органом судебной власти по рассмотрению дел о конституционности актов законодательной и исполнительной власти.

Вопросы, поставленные в Вашем обращении, являются правоприменительными и их рассмотрение в компетенцию
Конституционного суда не входит.

В связи с этим, Ваше обращение по принадлежности направлено в Верховный суд Республики Узбекистан, с просьбой рассмотреть и о результатах сообщить Вам.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Старший эксперт
Конституционного суда

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Республики Узбекистан

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Чиниев Д.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КОММЕНТАРИЙ

 

 

 

 

 

 

 

     Означенная мотивация (абз.3) девальвирует параметры охранной функции Конституционного суда, поскольку каталог прав человека и гражданина, содержащийся в Конституции определяет смысл, содержание и применение закона в режиме «правосубъектности», в частности деятельности государственной власти (законодательной, исполнительной, судебной), то де-факто преференции судебной ветви власти наделением исключительной правоприменительной функцией некорректно.

     Согласно подобной парадигме, остальные ветви власти якобы действуют ВНЕ закона, что в свою очередь легализует, по сути, тотальную диверсификацию должностных правомочий. В первую очередь на этой всего лишь фигуре речи спекулируют органы правоохранительного принуждения, изначально ангажируемые именно исполнительной властью.

     Кстати, в порядке осуществления правового регулирования общественных отношений его институт «правосубъектности», обеспечивая верховенство общественно-образующей концепции организованной консолидации человечества в общепризнанном режиме толерантных правоотношений его субъектов, презюмирует экспектации добросовестности, разумности и справедливости именно правоприменительной практики всех «субъектов права» (а  не исключительно суда) в силу их заведомо добровольной вменяемости как в части поведенческих регулятивов норм и положений национального законодательства, так и принципов международного права.

     Больше того, в частности системный анализ практики применения актов законодательства судами согласно пп.4/2 и 6/4 Устава «Института мониторинга действующего законодательства при Президенте РУз» производится в тесном сотрудничестве с Конституционным судом РУз. Так что, выказанное якобы дистанцирование от правоприменительных вопросов алогично.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПРАВКА

Демократическое регулирование общественными правоотношениями, исключает интенцию олигополии разделением и единством властей, жёстко сбалансированных правовой регулятивной системой.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

экспликация

 

 

Кконституция’92 «второго поколения», т.е. доктрина общественных правоотношений в государственно-организованном социуме;

 

ветви власти

З    законодательная генерализация правоприменительной практики общественных страт позиционирует параметризацию (правовое поле) отношений;

И    исполнительная генерализация правоприменительной практики общественных страт обеспечивает релевантность интересов субъектов общественных правоотношений экологическим ресурсом, экономическими возможностями, социализацией строя, обязательственным укладом;

С    судебная генерализация правоприменительной практики общественных страт процессуально гарантирует юридическую аффирмацию (соблюдения, охраны, восстановления) определённого круга общественных правоотношений.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Следовательно, Извещение за №02-12/358 от 12.05.11г. очередная тривиальность софизма «ink bomb» во всё том же «circulus vitiosus», вульгарно  отвлекающим на себя  должное исследование предмета обращения за защитой права на наследование, поскольку за якобы не входящей в компетенцию Конституционного суда правоприменительной независимостью суда общей юрисдикцией реально продавлено под имплицитные нормы ГК УзССР’64 всего-то материальное право ГК РУз’97.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

АНАЛИЗ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

факта обращения в суд М.Ю.Устиновой,

как самозваной наследницы рода Лопатиных

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Хотя олигополия замыкания порочного круга свидетельствует о падении уровня конституционности защиты прав всё как бы в рамках законности, так как ст.4/3 ГК РУз

цитата ч.3 ст.4

— По отношениям, возникшим до введения в действие  акта гражданского законодательства, он применяется к правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие.     
  конец цитаты      

 

 

применительно к муляжу дела Мирзо-Улугбекского межрайонного суда по гражданским делам г.Ташкента за №2-313/04(1-889/05) в связи с введением 01.03.1997г. новой редакции Гражданского кодекса РУз возникло «право супруга на наследование по закону» в силу чего у супругов, заведомо НЕ являющихся родственниками, именно 01.03.1997г. (и не ранее того) возникли наследственные отношения, которые были огульно по требованию М.Ю.Устиновой применены судом как основание для фальсификации возбуждения дела, поскольку на момент открытия наследства В.М.Пуркина (26.04.1989г. + 6 мес.) его супруга согласно ГК УзССР’64 даже НЕ являлась субъектом права наследования. Это притом, что ст.4/1 ГК РУз

цитата ч.1 ст.4

— Акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие        конец цитаты     

 

 

То есть суд ради фальсификации возбуждения дела за №2-313/04(1-889/05) фривольно распространил действие норм ГК РУз’97 на эпизод с давностью его совершения за  7лет10мес. и 3дн. до введения их в действие.     

NB

Следовательно, Мирзо-Улугбекский межрайонный суд по гражданским делам г.Ташкента в порядке проверки права обращения М.Ю.Устиновой в суд на стадии позиционирования дела за №2-313/04(1-889/05) манипулируя ст.4/1,3 ГК РУз искусственно создал правовой казус, т.е. при негласном толковании мотивировочной нормы материального права де-юре отрицающей наличие материального правомочия заявителя требований суду де-факто формализовал процессуальный вывод о его наличии.

 

Поскольку все компетентные лица, ответственные за законность гражданского производства вопреки, ст.15/2 ГПК РУз

цитата ч.2 ст.15

— Суд должен разъяснять лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждать о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий и оказывать лицам, участвующим в деле, содействие в осуществлении их прав.        конец цитаты     

 

 

повсеместно на протяжении 11-и лет, препятствуя должному снятию означенной негласности казуса,  посредством умолчания, имевшего место манипулирования ст.4/1, 3 ГК РУз графоманией софизма «ink bomb», то налицо правовая коллизия, подлежащая разрешению компетенцией Конституционного суда.

Кстати, Конституция РУз, имплицитно признавая своей преамбулой приоритет общепризнанных норм международного права, в частности «признание и гарантии прав человека и гражданина на уровне международных стандартов» коими предусмотрена также прецедентная проверка конституционности закона, сопряжённого с конкретными судебными делами.

Во всяком случае,

 

 

 

 

 

весьма сомнительные правомочия М.Ю.Устиновой на обращение в суд, по сути, огульным возбуждением 05.12.01г. дела за №2-313/04(1-889/05) стали презумпцией “истца” с циничным отсутствием в течении 11 лет даже интенции снятия сомнений в законности его возбуждения

 

 

 

 

всего лишь следствия спекуляции на толковании ст.4/1,3 ГК РУз недобросовестным заявителем ничтожных требований суду, которого в порядке безответственного  принятия их (требований) в своё производство некритически презюмировали истцом, манкируя при этом стадию предикабильного слушания (подготовки к судебному разбирательству) заведомо неправосудно возбуждённого дела.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

РЕЗЮМЕ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Налицо поощрение квартирного рейдерства в угоду процессуальных аферистов, если угодно заявителей ничтожных обращений в суд, имевшего место в заведомо неправосудном возбуждении 05.12.01г. дела за №2-313/04(1-889/05) из-за текстового несовершенства ст.4/1,3 ГК РУз в частности допустившего реальную двусмысленность её толкования сопряжённого с приобретением «прав собственности на основании наследования по закону». Означенный прецедент возникновения правовой коллизии, НЕ разрешившейся в течении 11 лет обязывает признать неконституционным ст.4/1,3 ГК РУз в ред.01.03.97г., как аннулировавшую право (р.№27-827 от 07.08.98) Волковой Светланы Александровны 06.07.1952г.р. на наследование по завещанию (р.№2-6410  от 04.09.96) 3-х комнатной квартиры. Это притом, что она единственная прямая наследница своего деда Лопатина Ивана Тимофеевича 02.01.1899г.р., т.е. недвижимости состоящей из двух квартир блокированного жилого дома №6 по адресу 100084, г.Ташкент, Юнусабадский р-он, ул. Халкабад (С.Бородина).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Разумеется, это первая, но далёко не единственная правовая норма, подпадающая под прецедентную проверку на конституционность, поскольку их в течение 11 лет превратно толковали компетентные лица, в профессионализме которых сомневаться не приходится, причём представлявшие буквально все инстанции, ответственные за законность гражданского производства дела за №2-313/04(1-889/05). Тем не менее, произведённая таким образом правовая коллизия в судебном порядке неправосудно низвергла центральный правовой институт социально-экономических отношений общества, а именно приобретение прав собственности в частности на основании наследования по закону.

Эти нормативные объекты проверки на конституционность имплицитно заявлены обращением от 23.04.2011г., которое, к сожалению, позиционировали всего лишь правоприменительными вопросами якобы не подведомственными Конституционному суду. В связи с казуистикой между компетентностью и нормотворческим продуктом вынужден направить означенное обращение повторно для разрешения его по существу без домыслов «ink bombs».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

(Абзалов М.И.)

09 июня 2011г.